Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг

Колзина П.В.

(Удмуртский муниципальный институт)


Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг.

Потребность в формулярных (послужных) перечнях чиновников появилась в 20-е гг. XVIII в., после введения Петром I Табели о Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг рангах. Они являлись документальным доказательством службы и усердия, также являлись средством контроля со стороны страны за деятельностью чиновников всей страны, что было принципиальной составляющей идеи постоянного страны, которую производил Петр Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг I. По мере усложнения системы муниципального управления увеличивалась необходимость в квалифицированном бюрократическом аппарате. В итоге, с конца XVIII в. формулярный перечень стал неотклонимым документом [5, с. 141].

Формулярные списки содержат информацию, позволяющую воссоздать биографию определенных людей Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг, но источник этот коварен: в нем нередки фактические ошибки. Происхождение их может быть разным: невнимательность либо низкий уровень грамотности секретаря (это в особенности касается записи зарубежных слов, географических заглавий), также преднамеренное искажение фактов Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг самими бюрократами с целью представить свою биографию в свете более удачном, чем она была по сути. Таким макаром, для получения достоверных данных нужно ассоциировать различные формулярные списки, сверять их данные Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг с другими источниками. К примеру, даты производства и продвижения по службе можно проверить по Высоким приказам [13, с. 174].

Послужные списки Петербургского цензурного комитета представляют собой принципиальный исторический источник, который дает представление о Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг социально-этническом составе служащих этого влиятельного органа. Не считая того, как ранее говорилось выше, послужные списки содержат биографический материал, на базе которого можно охарактеризовать служащих. Конкретно в руках чиновников цензурного комитета находилась судьба Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг создателей, типографий и их изданий. В русской историографии сложилось стереотипное мировоззрение о цензорах, как гонителях свободы мысли и искусства. С воцарением Александра I «несмысленых урядников благочиния», как называл цензоров А.Н. Радищев, сменили более Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг образованные люди: деканы и доктора институтов. Но отношение к цензорам со стороны творческой элиты осталось прежним. Об этом свидетельствует, например, сатирический памфлет поэта и публициста Ивана Петровича Пнина «Сочинитель и Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг цензор», показавшийся в 1805 г. и положивший начало жанру, критикующему цензуру [1, с. 24]. Но в 1-ое десятилетие Александровского царствования в цензурном ведомстве еще не появились одиозные личности, подобные петербургскому цензору А.И. Красовскому, чьи «подвиги Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг» вошли в смешные рассказы и стали эмблемой цензурного идиотизма [1, c. 29]. На первом шаге правления Александра Павловича, по последней мере, до 1811 г., когда цензурный режим стал определяться Министерством милиции [6, c. 46], Цензурный утомившись 1804 года Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг оправдывал свое прозвание самого либерального цензурного законодательства в истории Рф.

Как отмечается в статье Н.Г. Патрушевой, «в истинное время исследователи все почаще начинают находить ответ на вопрос о том, кто мог стать Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг цензором в Рф в различные периоды существования цензуры, какие люди своими руками раз в день творили цензурную историю. Для этого они стали обращаться к материалам биографического нрава, хранящимся в главном Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг в архивных фондах» [11, c. 670]. Об истории цензуры, в том числе о цензорах, много написано М.К. Лемке, Г.В. Жирковым, Н. Патрушевой [6, 7, 8, 10, 11]. Затронута эта тема в работах А.М. Скабичевского, Н. Энгельгарта, А.В Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. Блюма [1, 2, 14, 15]. Данный доклад также представляет собой исследование биографий цензоров начала XIX в. на базе вводимых в научный оборот новых архивных материалов. На базе формулярных списков чиновников Санкт-Петербургского Цензурного Комитета от 1808 [17, c Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. 25] и 1814 [19] гг. дается черта людей, которые были, по выражению П.А. Вяземского, «Паркою мозга, и мыслей, и свободы» [3, c. 426].

Штат центрального в стране Цензурного Комитета в 1806–1814 гг. ограничивался 7-8 сотрудниками, посреди которых Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг были как сами цензоры, так и секретари с маленькими канцелярскими служащими. Некие из их сами являлись деятелями культуры. К примеру, Григорий Максимович Яценков (1778–1852 гг.), служивший при Санкт-Петербургском Цензурном Комитете с 1804 по 1820 г Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг., занимался также журналистской, издательской и переводческой деятельностью. Образование цензор получил в Столичном институте, преподавал традиционные языки в Учительском институте при институте, служил при нем адъюнктом философии и свободных наук. С 1804 г Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. служил цензором, в 1805 г. был определен в Комиссию по составлению законов. Карьера Г.М. Яценкова складывалась достаточно успешно. Формулярные списки свидетельствуют о получении нескольких чинов в течение недлинного промежутка времени: от Коллежского Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг асессора до Статского советника. Резвое продвижение по карьерной лестнице свидетельствует об исправной службе цензора, который сразу интенсивно занимался издательской деятельностью. С 1815 по 1821 гг. он издавал «Дух журналов», в каком в Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг первый раз в российской журналистике затронул многие темы, сделав издание либеральным и поболее самостоятельным, чем другие. За это он не раз получал замечания от Министра народного просвещения А.Н. Голицына. В 1820 г. Яценков Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг покинул Цензурный Комитет, в 1821 г. «Дух журналов» был закрыт [6, c. 50].

Другой творческий человек в Петербургском цензурном ведомстве тех лет – поэт и переводчик Василий Иванович Красовский (1782–1824 гг.) (однофамилец вышеупомянутого олицетворения цензурного идиотизма), который происходил из Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг духовного звания. Вобщем, он занимал должность секретаря, а не цензора и ушел в отставку, проработав в Комитете с 1804 по 1813 гг.

Канцелярским бюрократом, а потом секретарем в Петербургском Цензурном Комитете в 1806 – 1815 гг Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. служил также узнаваемый издатель и публицист Николай Иванович Греч (1787–1867 гг.). Маленький оклад в 300 рублей вынуждал его находить другие должности. В рассматриваемый просвет Н.И. Греч нес службу в Цензурном Комитете (1808–1814 гг Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг.), был учителем российского языка в основном германском училище Св. Петра (1804–1813 гг.), также, с 1811 г., смотрителем уездных и приходских училищ. Занимался он и личными уроками, о которых упоминается в воспоминаниях Николая Ивановича Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг [4, c. 158]. С 1812 г. Греч начал свою издательскую деятельность выпуском известного журнальчика «Сыны отечества», одобренного царем. В марте 1811 г. Н.И. Греч за усердную службу в Цензурном Комитете был рекомендован к единовременному награждению валютной суммой Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг, которая «От умеренности расходов, накопились от положенной по штату на содержание Комитета» [16], потом стал кавалером ордена Св. Владимира IV степени. Все же, за 6 лет службы в Комитете Греч не получил Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг нового чина, оставшись титулярным советником. Продвижение по службе для него заключалось только в занятии должности секретаря Цензурного комитета в 1812 г. В формулярном перечне 1814 г. Греч стает уже женатым человеком и папой.

Трое служащих Цензурного Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг Комитета – Г.М. Яценков, Н.И. Греч и В.И. Красовский – впрямую были связаны с творчеством, и в то же время исправно несли свою службу, не становясь при всем этом Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг гонителями искусства. Не считая творческих людей в составе Комитета трудились и представители других профессий. Впечатляющий послужной перечень имеет медик и цензор Иван Осипович Тимковский (1769–1837 гг.), окончивший философский и мед факультеты Столичного института Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. Тимковский поначалу работал в Столичном генеральном лазарете, а потом был определен губернским медиком в Иркутскую губернию. Скоро медик возвратился в Москву, откуда при императоре Павле I был переведен в столицу. В 1804 г. И.О Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. Тимковский стал цензором в Петербургском цензурном комитете. Службу нес исправно и стремительно по ней продвигался, о чем молвят орден Св. Анны II класса и перстень, пожалованный царем в 1810 г. Тимковский Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг исполнял также разные поручения, в том числе составлял подносимые Его Императорскому Величеству ведомости о числе нездоровых в Петербурге. В апреле 1811 г. Ивана Осиповича назначили смотрителем Санкт-Петербургских коллежских журналов, а в октябре Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг такого же года – директором училищ в Санкт-Петербургской губернии. В последующем 1812 г. он получил чин Статского советника.

Одним из 3-х цензоров Цензурного Комитета в 1808–1814 гг. был Христиан Карлович Зон (1758–1827 гг.), выходец из саксонских дворян Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. Послужной перечень его очень разнообразен, он побывал учителем, адвокатом, сержантом Преображенского полка, мореплавателем, учителем истории в гимназии Императорской Академии. С сентября 1804 г. Х.К. Зон является цензором Петербургского Комитета. В 1806 г. цензор Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг был произведен в чин надворного советника, который сохранился за ним без конфигурации и к 1814 г., другими словами за 8 лет Христиан Карлович не продвинулся по службе в отличие, к примеру, от более Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг везучего Г.М. Яценкова.

Разнообразен послужной перечень цензора Александра Николаевича Журавлева (1772–1831), выходца из купеческого сословия. Личное дело Журавлева содержит фактическую ошибку: в формулярных перечнях за 1808 и 1814 гг. обозначено отчество Иванович, в то Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг время как другие документы указывают на отчество Николаевич [18]. Ошибка эта – пример невнимательности канцелярских служащих, подтверждающая необходимость сравнения нескольких формулярных списков для получения достоверной инфы.

Карьера этого цензора развивалась достаточно удачно, Журавлев Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг женился на дворянке, он был единственным из всех служащих Комитета, кто обладал крепостными. Послужной перечень бюрократа разнообразен, содержит в себе армейскую службу в лейб-гвардии Конного полка, статскую должность в Столичном почтамте, пост начальника Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг милиции в Ярославской губернии и, в конце концов, пост цензора. Не считая того, А.Н. Журавлев участвовал в морском путешествии, инициированным военно-морским командованием.

Другие сотрудники Цензурного Комитета, служившие в 1808–1814 гг Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг. – канцелярские служащие Август Вицман, Иван Иванович Янковский и Иван Иванович Ринк – имеют еще более умеренные послужные списки. И.И. Ринк, выходец из купеческого сословия, начал свою карьеру с низшего в Табели о Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг рангах чина коллежского регистратора, и к 1814 г. покинул службу в Цензурном Комитете в этом же чине. В отличие от него Август Вицман, отпрыск иноземца, кормившегося обучением малышей игры на фортепиано, продвинулся Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг по службе. При всем этом образование Вицман получил только домашнее, не посещая даже церковноприходскую школу. Меж тем, его усердие в службе было отмечено начальством и, вместе с Н.И. Гречем, он был представлен к валютной Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг премии. В 1811 г. канцелярский служащий получил чин уже губернского секретаря, минуя промежный чин XIII класса. Успехи иноземца Августа Вицмана, не имевшего ни великодушного происхождения, ни образования, показательный пример того, как благодаря трудолюбию Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг и усердию человек мог поменять собственный соц статус в Рф начала XIX в.

Биографические данные, выставленные в послужных перечнях служащих Цензурного Комитета, отрисовывают чиновников людьми с богатым актуальным опытом Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг и широким кругозором. Некие из их очень близко были знакомы с издательской деятельностью и повлияли на мозги и мысли современников не только лишь как цензоры, да и как творцы литературных произведений и компетентные Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг редакторы. Отлично знакомые, в силу профессии, с зарубежными изданиями, цензоры доносили наилучшие их эталоны до сведения русских читателей. Пример тому дайджест-издание Г.М. Яценкова «Дух журналов», также «Сыны отечества» Н Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг.И. Греча, которые были одними из самых фаворитных журналов собственного времени и, непременно, оказали существенное воздействие на формирование литературного вкуса русского читающего общества. Таким макаром, цензоры Петербургского Комитета выступали совсем не в роли Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг неизменных гонителей искусства и свободы мысли, а часто в роли их проводников.

В том, что касается общественного и этнического состава служащих Петербургского Цензурного Комитета сначала XIX в., то можно прийти к Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг выводу о его многообразии. Из 9 человек, которые попеременно входили в штат Комитета с 1808 по 1814 гг., пятеро являются дворянами, но крепостных душ во владении не имеют. Два человека дворянского сословия – Н.И. Греч Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг и И.И. Янковский – занимают умеренные посты канцелярских служащих, вместе с выходцами из купеческого (И.И. Ринк) и духовного сословия (В.И. Красовский), а отпрыск негоцианта А.И. Журавлев занял пост цензора и Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг получил в 1808 г. чин титулярного советника. Вещественное положение Журавлева было еще благополучнее, чем у его коллег, так как за ним единственным в Комитете числятся 300 душ мужского пола в Ярославской губернии. Эти Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг данные соответствуют выводам Б.Н Миронова, что «дворянское сословие было обширно открыто не только лишь при выходе, да и при входе для представителей всех других сословий, потому что штатская и военная муниципальная служба, также получение Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг ордена, среднего и высшего образования по закону давали право на личное либо потомственное дворянство» [9, c. 133]. Таким макаром, сначала XIX в., как пишет Б.Н.Миронов, «чиновничество более чем наполовину формировалось из недворян Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг» [9, c. 134]. Данные, приобретенные на базе анализа формулярных списков чиновников Петербургского Цензурного Комитета, подтверждают этот вывод историка. Этническая принадлежность также не игралась решающей роли при продвижении по службе. Пример тому – послужные списки Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг саксонского дворянина Х.К. Зона и «сына иностранца» Августа Вицмана.

Формулярные списки цензурных чиновников содержат биографическую информацию, на базе которой складывается их коллективный портрет. Портрет этот разнообразен в соц, этническом и Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг конфессиональном отношениях и далек от тех неприглядных образов, которые представлены в произведениях И.П. Пнина и П.А. Вяземского. Некие сотрудники Цензурного Комитета не только лишь не были неприятелями литераторов, да Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг и сами являлись представителями творческой элиты собственного времени.

1. Блюм А.В. От неолита до Главлита. М., 2009.

2. Блюм А.В. Российские писатели о цензуре и цензорах. От Радищева до наших дней. 1790–1990. СПб., 2011.

3. Вяземский Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг П.А. Стихотворения. Л., 1958.

4. Греч Н.И. Записки о моей жизни. М., 2002.

5. Ерошкин П.Н. История муниципальных учреждений дореволюционной Рф. М., 1983.

6. Жирков Г.В. История цензуры в Рф XIX–XX вв. М Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг., 2001.

7. Жирков Г.В. Самодержавный цензор//Невский наблюдающий. 1998. № 3. С. 86–87

8. Лемке М.К. Очерки по истории российской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб., 1904.

9. Миронов Б.Н. Соц история Рф периода империи (XVIII - начало XX.). Т.1. СПб., 2000.

10. Патрушева Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг Н.Г. Цензоры Санкт-Петербурга: (1804–1917)//НЛО. 2004. № 69.

11. Патрушева Н.Г. Цензурный аппарат Рф во 2-ой половине XIX – начале XX века/Памяти Ю.Д. Марголиса. Письма, документы, научные работы, мемуары. СПб., 2000.

12. Цензурная реформа в Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг Рф 1865 г. СПб., 1990.

13. Подмазо А.А. Формулярные (послужные) списки как источники//Эра наполеоновских войн: люди, действия, идеи. М., 2001.

14. Скабичевский А.М. Очерки истории российской цензуры (1700–1863 гг.). СПб., 1892.

15. Энгельгарт Н. Очерк истории российской Формулярные списки как исторический источник Петербургской цензуры в 1810-х гг цензуры в связи с развитием печати (1703-1903). СПб., 1904.

16. РГИА. Ф. 777. Оп. 1. Д. 132. Л. 3.

17. РГИА. Ф. 777. Оп. 1. Д. 61. Л. 25.

18. РГИА. Ф. 777. Оп. 1. Д. 77, 92, 132, 171, 187, 227, 374.

19. РГИА. Ф. 777. Оп. 1. Д. 187. Л. 2–14.

formuli-summi-i-raznosti-uglov-summi-i-raznosti-argumentov-dlya-sinusa-i-kosinusa.html
formuli-zhanri-i-arhetipi.html
formulirovanie-celej-uroka.html