Формулы, жанры и архетипы

Литературная формула представляет собой структуру повествовательных либо драматургических конвенций, использованных в очень большенном числе произведений. Этот термин употребляется в 2-ух значениях, объединив которые, мы получим адекватное определение литературной формулы. Во-1-х, это обычный метод описания некоторых определенных предметов либо людей. В этом смысле формулами можно считать некие гомеровские эпитеты: «Ахиллес Формулы, жанры и архетипы быстроногий», «Зевс-громовержец», также целый ряд характерных ему сравнений и метафор (к примеру, «говорящая голова падает на землю»), которые воспринимаются как классические формулы странствующих певцов, просто ложащиеся в дактилический гекзаметр. При расширительном подходе хоть какой культурно обусловленный стереотип, распространенный в литературе, – рыжеватые запальчивые ирландцы, эксцентричные детективы с недюжинными аналитическими возможностями, девственные Формулы, жанры и архетипы блондиночки, страстные брюнетки – можно считать формулой. Принципиально только отметить, что в этом случае идет речь о обычных конструктах, обусловленных определенной культурой определенного времени, которые вне этого специфичного контекста могут иметь другой смысл. К примеру, сексуальность блондинок в XIX и XX вв. оценивалась по-разному, что отыскало Формулы, жанры и архетипы выражение в разных формулах. Формула запальчивости ирландцев в основном была характерна англо-американской культуре в тот исторический период, когда ирландцы числились выходцами из низших соц слоев.

Во-2-х, термин «формула» нередко относят к типам сюжетов. Конкретно такое его истолкование мы встретим в пособиях для начинающих писателей, где можно отыскать Формулы, жанры и архетипы точные указания, как обыграть 20 один беспроигрышный сюжет: парень встречает даму, они не понимают друг дружку, парень получает даму. Такие общие сюжетные схемы не непременно привязаны к определенной культуре и определенному периоду времени. Напротив, они представляют собой фабульные типы, которые популярны если и не всюду, то по последней мере в почти всех культурах Формулы, жанры и архетипы в протяжении долгого времени. По существу, их можно рассматривать как пример того, что некие исследователи именуют архетипами, либо эталонами (patterns), всераспространенными в разных культурах.

Если мы обратимся к хоть какому пользующемуся популярностью типу повествования, к примеру, к вестерну, детективу либо шпионскому роману, то найдем в нем Формулы, жанры и архетипы сочетание этих 2-ух разновидностей литературных феноменов. Эти пользующиеся популярностью эталоны повествования являются воплощением архетипических сюжетных форм, обусловленным определенным культурным материалом. Чтоб сделать вестерн, требуется не только лишь некое представление о том, как выстроить интересный приключенческий сюжет, да и умение использовать определенные образы и знаки, характерные XIX и XX вв., такие Формулы, жанры и архетипы, как ковбои, пионеры, разбойники, пограничные форты и салуны, вместе с надлежащими культурными темами и мифологией: противопоставлением природы и цивилизации, нравственного кодекса южноамериканского Запада либо закона – беззаконию и произволу и т.д. Все это позволяет оправдать и осмыслить действие. Таким макаром, формулы – это методы, при помощи которых определенные культурные темы Формулы, жанры и архетипы и стереотипы воплощаются в более универсальных повествовательных архетипах.

Ответ на вопрос, почему формулы создаются, таким макаром, я думаю, навязывается сам. Определенные сюжетные архетипы в основном удовлетворяют потребности человека в развлечении и уходе от реальности. Но, чтоб эталоны заработали, они должны быть воплощены в персонажах, среде деяния и ситуациях, которые имеют соответственное Формулы, жанры и архетипы значение для культуры, в недрах которой сделаны. Не будет иметь фуррора приключенческий сюжет, соц типаж которого не может быть представлен в геройском свете в контексте данной культуры; вот почему так немногочисленны приключенческие истории о водопроводчиках, консьержах и дворниках. Естественно, можно представить для себя, что возникнет культура, которая будет Формулы, жанры и архетипы по другому оценивать и интерпретировать эти профессии, и в данном случае следует ждать соответственного конфигурации приключенческих сюжетных формул. Признаки такового развития можно следить в массовой литературе русской Рф и маоистского Китая.

Формула – это композиция, либо синтез, ряда специфичных культурных штампов и поболее универсальных повествовательных форм либо архетипов. В Формулы, жанры и архетипы почти всех смыслах она идентична с обычным литературным понятием жанра. И по всей вероятности, эти два термина будут нередко путать, так как оба время от времени употребляются для обозначения 1-го и такого же явления. К примеру, многие киноведы и критики употребляют термин «популярный жанр» для обозначения таких типов Формулы, жанры и архетипы литературы, как вестерн либо детектив, которые по сути являются тем, что я называю формулами. С другой стороны, этот термин нередко употребляется для обозначения более общих типов литературы, таких как драма, проза, лирическая поэзия. Это уже систематизация другого рода, чем подразделение на вестерн, детектив, шпионский роман. Очередное употребление термина «жанр» содержит в Формулы, жанры и архетипы себе понятия катастрофы, комедии, мелодрамы, сатиры. Так как такие толкования жанра содержат в себе определенные типы повествовательных моделей и эффектов, они несколько идентичны с типом систематизации, применяемым для фаворитных жанров. А так как эти понятия содержат в себе универсальные либо межкультурные представления о литературной структуре, то они служат Формулы, жанры и архетипы примером того, что я называю архетипами. Не думаю, что это принципно, назовем мы нечто формулой либо пользующимся популярностью жанром, главное – иметь ясное понятие, о чем и в связи, с чем мы говорим. Объясню эту идея.

Мне кажется, что, выделяя различные группы литературных произведений, мы обычно преследуем две взаимосвязанные, но разные цели Формулы, жанры и архетипы. Во-1-х, нам может быть любопытно сделать принципиальные обобщения по поводу огромных массивов литературных сочинений: проследить исторические тенденции развития либо сопоставить литературную продукцию с другими культурными продуктами. В данном случае нас сначала заинтересовывают не художественные плюсы определенных произведений, а то, как в их могут быть прослежены Формулы, жанры и архетипы значительные культурные тенденции. Во-2-х, нам необходимо средство определения и оценки специфичных свойств определенных произведений. В данном случае мы представляем жанры не просто как обобщенное описание ряда определенных произведений, но как набор художественных ограничений и способностей. При таком подходе мы можем оценивать определенные работы по последней мере 2-мя разными методами Формулы, жанры и архетипы. 1. Исследуя, каким образом они употребляют либо не употребляют заложенные в жанре способности и соответственно добиваются либо не добиваются наибольшего художественного эффекта, вероятного для данного типа литературной конструкции. Конкретно таким макаром Аристотель трактует трагедию. 2. Исследуя, каким образом конкретное произведение отклоняется от обыденных жанровых эталонов жанра, чтоб решить задачку самовыражения создателя. Пользующиеся популярностью Формулы, жанры и архетипы жанры нередко изучают конкретно с этой точки зрения, тогда и критик указывает, каким образом тот либо другой вестерн выходит за границы жанра, а режиссер добивается личного звучания. Таковой подход характерен для «авторской» кинокритики, когда личное мастерство режиссера оценивается на фоне некоего представления о стандартных свойствах фаворитных жанров Формулы, жанры и архетипы.

Формулы в моей трактовке – это средство обобщения параметров огромных групп произведений методом выделения определенных композиций культурного материала и архетипических моделей повествования. Это понятие полезно, сначала, поэтому, что содействует выявлению закономерностей в развитии коллективных фантазий, характерных огромным группам людей, и распознаванию особенностей этих фантазий в различных культурах и в Формулы, жанры и архетипы различные периоды времени. Если от культурного либо исторического использования понятия формулы мы обратимся к исследованию художественных ограничений и способностей определенных формульных моделей, то получится, что мы используем формулы как основание для различных эстетических суждений. В данном случае мы можем сказать, что наше обобщающее определение формулы стало понятием жанра. Формулу и Формулы, жанры и архетипы жанр легче всего осмыслить, не трактуя их как обозначения 2-ух разных явлений, а рассматривая как две фазы либо два нюанса целостного процесса литературного анализа. Таковой взор на дела формулы и жанра отражает путь развития фаворитных жанров. Почти всегда формульный эталон существует долгий период времени, до того как его создатели и читающая Формулы, жанры и архетипы публика начинают осмысливать его как жанр. К примеру, формула вестерна сформировалась уже в XIX в., но только в XX в. вестерн был осознан как литературный и киножанр. Аналогичным образом, хотя Э. По еще в 1840-х гг. сделал формулу детектива, которая потом в XIX в. с тем Формулы, жанры и архетипы либо другим фуррором использовалась в целом ряде рассказов и романов, но только после Конан Дойла детектив стал осознаваться как особенный жанр со своими ограничениями и способностями. Если мы будем считать жанром разновидность литературы, которая обхватывает определенные типические модели в соотношении с их художественными ограничениями и способностями, это даст нам базу Формулы, жанры и архетипы для последующих объяснений. Так как понятие жанра содержит в себе эстетический подход к литературным структурам, оно может быть осмыслено или исходя из определенных формул определенной культуры, или в отношении к более широким, более универсальным литературным архетипам. Время от времени нам может быть принципиально сопоставить некоторый вестерн с другими вестернами. В Формулы, жанры и архетипы последнем случае мы бы использовали понятие формулы-жанра, которое время от времени неопределенно именуют пользующимся популярностью жанром. Но нам может пригодиться сопоставить этот вестерн с каким-либо более общим жанровым определением, таким, как катастрофа либо любовный роман. В данном случае мы бы использовали понятие архетип-жанр.

Таковы главные понятия, которые Формулы, жанры и архетипы, на мой взор, следует использовать при исследовании формульной литературы. Как уже было увидено выше, я совсем не настаиваю на использовании конкретно этой терминологии, но все-же считаю, что введенное разграничение меж описательным и эстетическим принципами обобщения и меж культурно обусловленными универсальным типами повествования имеет принципное значение и должно Формулы, жанры и архетипы приниматься во внимание при выборе той либо другой терминологии литературного анализа.


formiruem-ploskij-zhivotik.html
formiruemie-kompetencii.html
formiruemie-znaniya-umeniya-vladeniya.html